Хроники Мяо

Объявление


МЯО ПРИВЕТСТВУЕТ ТЕБЯ!


ОСОБЫ ПРИБЛИЖЕННЫЕ


ОТКРЫТЫЙ МИР


Хочешь, я расскажу тебе множество восхитительных историй о Сумеречных охотниках? О том, как они противостояли древним и могущественным демонам, и о том, как страшная угроза заставила их объединиться с жителями Нижнего мира? Ты можешь послушать мое теплое мурчание об этих славных событиях, но лучше – становись их частью!
Добро пожаловать в Хроники Мяо!


18+, эпизодическая система игры



F.A.Q. | РОЛИ | СЮЖЕТ | ИЩЕМ!

 Magnus Bane Magnus Bane
Великолепный
 Alexander Lightwood Alexander Lightwood
Зануда
Ragnor Fell Ragnor Fell
Горошек любви

07.07 Первый закрытый эпизод на форуме! Саймон и Джо, с вас причитается. Ладно, и вам тоже причитается))




16.05 Открыт новый сюжетный эпизод Blood in the water! Всем участникам разосланы квенты в ЛС.

11.05 Доработан раздел Хронология!

11.05 Председатель Мяо вводит новшества! Всем срочно ознакомиться!

6.05 Чиби-моб на Мяо-форуме! Спешите видеть грозного Архангела и сурового Чорного Властелина с новых сторон! Присоединяйтесь!

1.05 И нам очень, очень, очень нужны Клэри и Джейс!

01.05.2016 А у нас новый дизайн! Нашему форуму сегодня ровно месяц. Поздравляем всех игроков, ребята мы очень рады, что вы с нами!

24.04 Отныне у нас есть самый страшно опасный рейф. Nir-Gal, приветствуем)

19.04 Изабель! Свет наших очей) Аплодируем стоя!

12.04 Дон Рафаэль Сантьяго почтил нас своим присутствием. Трепещем.

10.04 Папина гордость, Джонатан Моргенштерн с нами. Природа замерла в ожидании)

07.04. Отныне с нами самый разностоящий ангел. Михаил, да падет тьма!

05.04 Саймон Льюис) Рады тебе, бро)


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники Мяо » Хроники Мяо: готовится к изданию » Осень идёт за тобой [2019]


Осень идёт за тобой [2019]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://savepic.ru/9286541.png
ОСЕНЬ ИДЁТ ЗА ТОБОЙ
Пустынно в хранилище страхов и снов моих. Там
Душа моя копит веками свои ощущенья.
Там есть одно - как я боялся его возвращенья! -
Как будто бы осень идет за тобой по пятам...

http://savepic.ru/9349867.gif
http://49.media.tumblr.com/7508782a361ea9f06c42f7eb14ee8301/tumblr_nvzv7f9Xow1up42jgo3_500.gif

• Дата и место действия
Год эдак 2019-ый...
• Действующие лица
Magnus Bane, Michael
• Краткое описание ситуации
Кому открыть свое сердце? Кому задать главные вопросы? Люди склонны обращаться к небесам, и Магнус решил последовать их примеру. Буквально.

http://savepic.ru/9286541.png

+2

2

Магнус вовсе не собирался задерживаться в Институте, хотя Изабель, поймавшая его в коридоре (которым он деликатно обходил то крыло, где располагалась комната Александра), настаивала на этом. Она… все они – Кларисса, Джейс, этот смешной мальчик-вампир – не знали об их с Алеком сложном периоде. Это было время эйфории от победы над рэйфами, в сравнении с которой всё прочее меркло и не стоило внимания. Магнус был этому рад: им с Александром нужно было самим осознать происходящее, прежде чем делиться проблемой с другими. Даже друг с другом.
О, это было невыносимее всего, знать, что тот, в чьей поддержке ты нуждаешься больше всего, не может тебе ее дать. Не так, как тебе хотелось бы. Их взаимной поддержкой стал этот период молчания, время, данное друг другу, чтобы подумать… Время, которое было их самым беспощадным врагом. Страшный парадокс.
Магнус застыл в дверях институтской библиотеки, желая еще немного продлить свое присутствие здесь, где были все его мысли и его сердце, где был его Александр. То было искушение, которому он не мог противиться. В конце концов, он ведь не беспокоил Алека и не показывался ему. Почему бы ему и не постоять здесь еще каких-то пару минут…
Слабый шорох, подобный шелесту страниц или листьев на ветру, прервал размышления мага. Магнус обернулся и вздрогнул.
В библиотеке в старом кресле у окна сидел ангел. Михаил. Предзакатное солнце освещало его бледное лицо – красивое и не красивое одновременно – мягким персиковым светом.
Магнус никогда не находился с ангелом один на один, с тех самых пор, как Михаил открыл им тайну своей истинной сущности, не разговаривал с ним, не представлял даже подобной возможности – разговора небесного воина с ним, сыном Асмодея.
И всё же, повинуясь какому-то едва осознаваемому им порыву, Магнус пошел к Михаилу. Он шел медленно, готовый к тому, что его остановят, и остановился, в конце концов, сам, прижавшись спиной к книжному стеллажу и не решившись сесть, напротив кресла, в котором также спокойно, как и минуту назад, сидел ангел.
- Я полагал, Ваши дела закончены здесь, - сказал Магнус, остро чувствуя, что говорит не о том, о чем хотел бы поговорить на самом деле.
Он опустил голову, не выдержав взгляда Михаила, чувствуя себя пристыженным.
- Я не… могу я задать вопрос?

+1

3

Уходящее солнце красило небо в дивные цвета: желтый, розовый, пурпурный. Ангел сидел у окна в библиотеке Института, смотрел на закат и думал о том, какая сила пробудила к жизни солнце и землю, и Кто устроил все так, чтобы видимые глазу простого человека небеса окрашивались ясным днем в голубые цвета, а утром и вечером пламенели оттенками красного. Он видел многочисленные миры, наблюдал рождение и гибель звезд, и сотни тысяч раз любовался закатом с десятка разных планет, но восхищение его не становилось меньше. И сейчас, созерцая буйство света и воздуха, он беседовал безмолвно с Создателем всего сущего, и общение их, не скованное словами, текло одновременно в нескольких направлениях. Во-первых, Михаил говорил, если здесь уместно такое слово, Богу о том, как любит Его - эта песнь длилась с начала времен, но навряд ли оба могли бы устать от нее; во-вторых, удивлялся закату и спрашивал, как вообще получилось создать такие чистые краски, используя лишь самый ограниченный набор элементарных частиц; и в-третьих, он спрашивал у Бога, завершилась ли его миссия на земле.
Ответ на последний вопрос он получить не успел, так как их беседу прервали. Ангел отвернулся от окна и смотрел, как один небезызвестный маг, Магнус Бейн, приближается к нему неуверенно, словно бы Михаил может раствориться в воздухе от неосторожного шага или, того хуже, взорваться как пироксилиновая шашка.
До чего же чутки были к разнице между светом и тьмой те, кого здесь называли то детьми демонов, то жителями нижнего мира. Куда более чутки, чем многие священнослужители и церковные иерархи, заявляющие, что служат Господу, и погрязшие в ощущении собственной праведности.
- Я еще не знаю, окончена ли моя миссия, - улыбаясь, признался ангел.
Он видел, что мага смущает пристальный ангельский взгляд, и все-таки не отводил глаз. В конце концов, это правильное ощущение, когда ты стоишь перед архистратигом, и сам Михаил признавал это так же спокойно, как тот факт, что огонь жжется.
- Конечно, спрашивай.

+1

4

Уголок твердой обложки какой-то выбившейся из общего ряда книги впился Магнусу в спину, и он, чувствуя себя крайне глупо, сдвинулся немного левее, ближе к большому стрельчатому окну библиотеки. Там он замер, в тени, глядя исподлобья на озаренного светом ангела.
В сплетении собственных мыслей и чувств Магнус пытался отыскать единственно верную нить, задать правильный вопрос, иначе… как он получит правильный ответ?
Что волновало его больше всего? Будет ли с ним счастлив Александр, возможно ли его бессмертие, стоит ли их любовь нарушения тысяч запретов и непреложных обетов магии? Что такое смерть, и что там за ней? Вопросов так много… Он был прилежным учеником Безмолвных братьев, неутомимым исследователем тайн Спирального Лабиринта, читателем тысяч библиотек, свидетелем сотен судеб, и он не знал, что следует спросить у небесного архистратига, готового ему ответить.
Магнус вдруг разозлился на самого себя, уперся тяжелым взглядом в носки своих безупречных туфель, как это часто делал Александр. Мысль об Алеке заставила его сердце сжаться от невыносимой почти нежности и озарила его сознание, как ведьмин свет, рассеивающий тьму.
Александр – вот мой вопрос, и мой ответ, подумал маг. Моя единственно верная нить.
- Как я могу помочь ему? – спросил он.

+1

5

Михаил, отвлекшийся от общения с Творцом ради того, чтоб быть целиком и полностью с одним из Его созданий, обратил на мага свой пытливый ангельский ум, чтоб понимать его не только из произнесенных слов и внешних жестов, но и с помощью мелькающих, как молнии, мыслей. И только поэтому смог уловить, о чем, вернее, о ком спрашивает Магнус. Потому что это имя - Алек - повторялось в мыслях мага постоянно. А вокруг кружился водоворот образов, оттенков чувств и вопросов, словно бы душа дробилась и рассыпалась на части на глазах у ангела. И тот не стал вытаскивать на свет сокрытое, но прислушался к единственному произнесенному вслух вопросу.
- Помочь - в чем? И почему ты думаешь, что он нуждается в твоей помощи? - второй вопрос был достаточно жесток, и все же Михаил счел нужным задать его.
Как часто дети земли, какой бы расы они не были, забывают о том, что лишь Богу ведомо вполне, что будет благом для конкретного существа, и берутся решать самовольно, к чему следует стремиться другому, не спросив не только у Бога - это легко понять - но даже и у того, кому они желают добра! Как часто они думают, что заботятся о другом, в то время как все их мысли и чувства направлены на самих себя, и на образ другого, взлелеянный в собственной душе. Правда ли Магнус Бейн любит Александра? Или вся его пылкость чувств - лишь любовь к собственной любви и самому себе в ней?
Даже архангелу неведомы глубины чужой души, но зато он мог поговорить, как человек с человеком, и помочь вытащить на свет то, что иначе останется скрытым.

+1

6

Это был вопрос, выбивающий почву из-под ног. Брови Магнуса взлетели вверх, а потом сердито сошлись на переносице.
- Потому что я знаю, что ему плохо? Он страдает. Страдает, потому что…
Магнус не договорил, чувствуя себя ребенком, провинившимся перед авторитетным родителем. Возможно, большей глупости он не совершал в жизни. Прийти к архангелу с этим? И успеть разозлиться на него вот так, скоро, пылко, совершенно по-детски.
Он поспешил оправдать себя: это всё усталость, они все выложились до предела в этой борьбе. За последнее время он истратил столько магических сил, сколько не тратил никогда. Период восстановления мог затянуться на недели, а он не прилагал никаких усилий для того, чтобы организовать себе заслуженный отдых. Мог бы отправиться в Перу, в конце концов. К черту запреты, они же не откажут герою войны?..
Но Магнус не обманывал себя. Он не найдет покоя ни в Перу, ни где-либо еще. Не тогда, когда где-то здесь его Александр предпочитает думать, что ему, возможно, лучше быть одному, чем оказаться короткой страницей в долгой жизни Магнуса Бейна и причинить ему невыносимую боль своим уходом, когда придет время.
Взгляд мага из сердитого стал потерянным.
- Я уважаю его решение. Возможно, я думаю, что он ошибается, но я уважаю его.
Он покачал головой, синие блестки с торчащих «ежиком» прядей его волос просыпались на паркетный пол библиотеки.
- Я не хочу оправдываться. Я желаю его, мне плохо без него, и я не хочу отпускать его. Я знаю, к чему ты ведешь. К тому, что я думаю о себе? Да, это так. Я думаю о себе, потому что никто другой не стал бы этого делать, никто другой никогда не думал… до Алека.
Но я не поставлю свои желания выше его желаний. Я хочу, чтобы он был счастлив.

+2

7

Наверное, будь на месте ангела человек или какой-нибудь другой маг, он бы удивился, что Магнус Бейн за четыреста лет не утратил живость чувств и способность влюбляться беззаветно и до одури. Но Михаил был рожден еще до начала времен, когда не существовало ни земли, ни солнца, ни прочих звезд, и он был древнее, чем мир и не считал веков своей жизни, и маг был для него таким же маленьким, потерянным и неопытным ребенком, каким бы показался и его возлюбленный Алек, едва перешагнувший порог двадцатилетия. К чему века, если они ничему не учат?
- Твое желание - быть с ним. Его желание - быть с тобой, разве не так? Хорошо, когда желания совпадают. Будьте счастливы и любите друг друга, - вероятно, какого-нибудь пылкого верующего на этом месте хватил бы удар, если б он услышал, как архистратиг дает благословение на фактически супружескую жизнь двум мужчинам, один из которых - сын демона, а второй - нефилим. Но, к счастью, пылких фарисеев здесь не было, и Михаил мог не беспокоиться о том, чтоб задеть чьи-то нежные чувства.
- Почему вам должно что-то мешать? - следующий провокационный вопрос. - Я догадываюсь о том, что ты ответишь, и все же, хочу услышать это от тебя самого.
Он смотрел на Магнуса с безграничным терпением и думал о том, как запутана жизнь детей Земли, как запутывают ее они сами, а еще о том, что если Магнус к середине их беседы начнет швырять в него толстыми томами, стоящими на полках, - он совсем не оскорбится, а, напротив, поймет и простит.

+1

8

Впервые за время их разговора Магнус осмелился поднять голову и выдержать пронизывающий взгляд ангела. Он был готов к осуждению, гневу, он ожидал их, потому что судил себя сам, гневался на себя сам. Как он мог оказаться таким беспомощным перед этой любовью, перед самой возможностью счастья? Как мог переложить на плечи Алека – какими сильными эти плечи не казались бы – тяжесть решения, которую они должны были разделить надвое? Тяжесть, которая вдруг показалась эфемерной здесь, в мягком сиянии этого вечера, под внимательным взглядом Михаила.
Магнус почувствовал, как напряжение последних недель отпускает его, как мозаично четко складываются воедино рассыпанные ранее поломанным калейдоскопом мысли. Он ухватил самые крупные их кусочки:
- Я чувствую вину и страх. Быть может, я лишаю его возможности разделить с кем-то жизнь и все ее краски. Зрелость. Старость. Рождение детей.
Он прижался затылком к нагретому за день отраженными солнечными лучами стеклу стеллажа. Прикрыл глаза, вслушиваясь в тиканье больших настенных часов в уютной тишине библиотеки.
- Тебе знакомо это чувство, как будто им, смертным, ведомо что-то, чего нам никогда не узнать? Что им случается за их короткий срок стать мудрее, чем мы за все наши сотни лет?
Смею ли я… вмешаться?

+1

9

Что-то изменялось в самом маге, и ангел внезапно увидел его куда четче, чем до сих пор, и удивился. Он знал, что очень силен и знает много, и принимал это с должным смирением управляющего, а не владельца, и ясным сознанием своей ответственности, и, неожиданно обнаружив границы своего знания, не огорчился, но обрадовался. Оказывается, он, имеющий самые четкие представления о Божественном, о должном и недолжном, очень плохо понимает самого обычного человека с его земными устремлениями и желаниями. Все, что кажется ему ясным, для них - темно и запутанно, но, может быть, и для них есть что-то очень понятное и реальное, кажущееся туманным ему? Когда человек (пусть даже и бессмертный, маг был куда ближе к людям, чем ангел - к нему самому) под влиянием присутствия Михаила успокаивался душой и становился ближе ангелу - и ангел в ответ стал ближе ему, сомнения и печали, спутанные ранее в непостижимый для Михаила клубок, стали видны, словно горсть камешков на ладони.
В глазах Михаила сквозило понимание.
- Нет, не знакомо, - просто и честно ответил он на более легкий вопрос. - Я знаю, мы очень разные, и, несомненно, есть дары, которыми обладаете вы, но не обладаем мы, но я не грущу об этом, а радуюсь. Но ты больше похож на смертных, чем мы, больше того, твое бессмертие - ошибка, пусть не вам ее исправлять, да и не нам.
Он думал в этот момент о крови демонов, выплескивающейся в мир из-за их незаконного стремления увеличить количество себе подобных, и о том, что этому Магнусу Бейну, скорее всего, легче было бы не быть бессмертным, а еще о том, что демоны все равно просчитались: хотя бы потому, что маг стоит сейчас перед ним, а не перед Асмодеем или кем еще, безусловно, многоопытным, но не способным принести мир душе.
- Что касается твоей вины, - сейчас ангел думал о том, как странно знать, куда должен идти другой, не умея почувствовать вполне его чувств. - То намерения твои хороши, но ты боишься больше того, что могло бы быть, или не быть, и мало думаешь о том, что есть. Семья, дети - все это фантомы, а вы с ним реальны, находитесь здесь и сейчас. Если отношения ваши не ложны, они имеют больше прав, чем фантом. Если ложны, их нужно исправлять в любом случае.
Михаил остановился на мгновение, чтоб дать возможность словам осесть в голове у мага, но затем продолжил:
- Это одно. Второе - есть предел, до которого мы можем решать за другого, что принесет ему пользу. Даже ангелы не смеют переступать его, пусть нам открыто куда больше, чем вам. Он хочет быть с тобой, кто решит за него, что это ему повредит? Разве ты наркотик или алкоголь, чтоб прятать тебя от детей? - тонкая, почти лукавая улыбка. - Впрочем, я знаю, человеческие отношения могут становиться наркотиком. Ты скажешь мне, так ли это.

+1

10

Сердце мага наполнилось благодарностью. Как давно не обладал он привилегией обучаемого. То был ценный дар, о котором мечтали обыкновенно незрелые, слабые люди – пусть появится кто-то, волшебным образом разрешающий любые проблемы.
Это Магнус всегда был тем, кто волшебным образом решает проблемы, и он не мог припомнить, когда в последний раз просил о помощи.
Он нуждался в руководстве и знании, в направляющей руке, когда остался совершенно один, полуживой от отчаяния, горя и страха, впервые проявив свои способности мага. Безмолвные братья взяли его под свою опеку, отстраненную, бесстрастную. Уже тогда он понимал, что никто не спасет его, кроме него самого, что в целом мире он может полагаться только на себя и от него зависит, как многое он получит там, в Безмолвном городе. И он жадно впитывал знания, что были ему дарованы, и не упустил ни единой возможности из тех, что оказались ему открыты. Он поклялся себе, что не будет слабым.
До сих пор Магнус не усматривал в произошедшем с ним руки Бога, потому что жизнь его была разрушена и отравлена демоном, и это было всё, о чем он думал. За свои почти 400 лет он никогда не думал о Боге, как о том, что может иметь отношение к нему, Магнусу Бейну, рожденному от дьявольского создания, несущему в своих жилах черный ихор демона.
И эта смелая мысль вдруг пришла к нему сейчас. Что он – как и всё, что его окружает, - создание божье. И это Бог говорит с ним через своего первого воина, который был с ними на этой войне и принес этой земле долгожданный мир.
Возможно, Бог говорил с ним всегда – через являющуюся в редких снах теплую ласку матери, через молчаливое участие братьев Безмолвного города, через каждый момент его жизни, что был озарен любовью и надеждой.
Магнус почувствовал, как сдавило горло, как захлестнуло вихрем эмоций и чувств. Какое-то время он собирался с силами, чтобы заговорить вновь.
- Я потребовал от тебя ответов, - он покачал головой. – Прости мне мою дерзость. Твои слова – спасение, которого я однажды поклялся себе не искать. Ты ответил мне, ты направил меня, всё теперь представляется мне... таким ясным. Я благодарю тебя.
Но это было неправильно, так ведь? Таких даров не требуют.
Он сделал шаг навстречу, решившись подойти ближе.
- Но позволь мне принять эту выпрошенную милость. Пожалуйста. Позволь сегодня побыть ребенком, забрать полученное и пойти к нему. Позволь последовать указанному пути.

+1

11

Ангел смотрел на мага и сквозь его глаза видел всю его разворачивающуюся жизнь – его глазами, но ангел знал, что теперь этот взгляд изменился. Надолго ли, он сказать не мог, будущее любого из живых существ не лежало перед ним, как на ладони. Он помнил, что люди, столкнувшиеся с ним, душа которых преобразилась на мгновение под действием его небесной силы, склонны забывать случившееся с ними. Они неподатливы, недоверчивы, полны сомнений. Вот, увидели вспыхнувший на мгновение свет в конце тоннеля – и обрадовались, и опечалились снова, когда он потух. И все же ни одна душа не может забыть до конца мелькнувшие перед ней проблески небесного света. И тысячи произнесенных слов и проговоренных речей не стоят и одного мгновения, в которое душа узнает вдруг Стоящего рядом с ней, Того, кто хранил ее с момента зачатия.
– Задавать вопросы, когда ищешь ответ – не дерзость, - покачал головой Михаил. – Глупостью и гордостью было бы их не задать. Ты хорошо сделал, что пришел ко мне.
И он поднялся навстречу неуверенно приближающемуся Магнусу, заключил его в объятия – словно окутал мантией любви и огня. Чувствовал всей своей ангельской сущностью трепетание живой души в кольце сомкнувшихся  руках, всю ее хрупкость, и силу, и сложное кружево чувств, убеждений, сомнений и веры. Он радовался, что Бог устроил все так неожиданно и дивно, и позволил им встретиться здесь и сейчас.
Что-то изменилось для Магнуса в самом воздухе и свете библиотеки. Густые золотистые лучи закатного солнца пятились на подоконнике вглубь оконного проема, сделавшись вдруг весомыми и темными, потому что их освещал другой, более яркий свет, природа которого была не здешней, и сам он лился не отсюда, словно сквозь дыру между мирами, которой был сейчас Михаил, принявший облик непримечательного человека. Упал с полки тяжелый фолиант, переплетенный в тисненую кожу, распахнулся на странице с изображением причудливого дракона, чешуйчатого и разноцветного.
Небесный огонь, белый, ослепляющий, холодный как лед и жаркий как солнце, поглотил мага, забил его глаза, и ноздри, и губы, и уши, проник в его жилы и вены, кипел в его сердце, разгоняющем быструю кровь. Михаил был бесстрашен, как лев, он знал теперь, что сын демона, сам пришедший к нему, вынесет его пламя, и торжествовал, словно воин на поле боя, одержавший победу.
Время, казалось, остановило свой ход, но, когда Михаил разомкнул объятия и отстранился от мага, он увидел, что у часов, висящих на противоположной стене, даже минутная стрелка не передвинулась ни на одно деление.
Пыль кружила над подоконником в остатках уходящего солнца и ложилась дорожками на остывающий камень.

Отредактировано Michael (2016-05-04 14:56:07)

+2

12

Если бы кто-то спросил его, что произошло дальше, Магнус вряд ли сумел бы объяснить. Ему показалось, что он был сожжен заживо в сиянии триллионов сверхновых.
Он горел.
Он подумал: вот и всё.
Он подумал: прощай, Александр…
И в момент, когда Магнус Бейн должен был испариться, рассеяться миллиардами частиц светозарного пепла, он был рожден заново.

Он очнулся в той же библиотеке, тем же вечером, в тех же лучах заходящего солнца.
Тем, что изменилось здесь за эти мгновения, был он сам. Магнус чувствовал это всем своим существом – новым существом – и это испугало его. Он поднял к лицу дрожащую свою руку, осматривая её, как будто видел впервые, а потом осторожно коснулся ею своего лица.
Его кожа была гладкой и теплой, не тронутой всепоглощающим пламенем, такой же, как и всегда.
Блуждающий взгляд Магнуса остановился на Михаиле. Легкая улыбка блуждала на губах ангела, а во взгляде мелькнуло… торжество?
Магнус пошатнулся, отступил на пару шагов и наткнулся на кресло, точно такое же, в каком недавно сидел Михаил – прямо напротив. Магнус опустился в него с каким-то судорожным вздохом, вжался в спинку, в ужасе смотря на ангела.
- Что… что произошло?... Что ты со мной сделал?! – воскликнул он.

+1

13

Алек любил библиотеку Института. Не только потому что там было много книг, а он любил читать, а скорее потому что именно там можно было укрыться от всех, в ней было много закоулков, в которых бывали только он да Черч, и главное, там было очень тихо. Самое место, когда не хочешь никого видеть. Алек как раз не хотел.
"Как-то ты совсем выпадаешь", - вскользь заметил Джейс на днях. Алек пожал плечами, мол, все в порядке. Любимый и стандартный ответ. Тем более, в глобальном смысле, так и было - все в порядке. То есть нормально. Наверное.
Он не видел Магнуса уже довольно давно. И, если бы, кто-то настолько прямолинейный, как Джейс, спросил его, в чем дело, Алек не смог бы ответить. Но Джейс не спрашивал. И это лучшее, что брат мог сделать.
Нельзя было точно сказать, кто начал это первым, то ли Магнус стал избегать Алека, то ли Алек старался уклоняться от встреч. Теперь, когда эта война закончена, когда уже можно было не выживать, а просто жить, все вокруг словно отпустили себя. Выдохнули с облегчением. Алеку же казалось, что они с Магнусом, наоборот, задержали дыхание. Долго так продолжаться не могло, но и найти выход из этой тянущей душу разрозненности не виделось возможным.
"Ты все усложняешь", - сказала бы Изабель. Но она не говорила и, наверное, это лучшее, что она могла для него сделать.
Поэтому библиотека оказалась прекрасным местом, где можно не быть и не говорить. В тишине.

Но не на этот раз. Еще подойдя к двери, Алек понял, что там кто-то есть, услышав голоса. Он взялся за ручку и прислушался, раздумывая, не пройти ли мимо, раз побыть совсем одному не удастся даже здесь. Голоса смолкли, послышался стук упавшей книги, а потом невнятное восклицание. И тут уже Алек действовал на инстинктах, потому что в голове словно вспыхнула красная лампочка, предвещающая опасность. Это был голос Магнуса. Он открыл дверь и вошел в комнату. Он вообще не знал, что Магнус в институте, между прочим!
И застыл почти сразу. Потому что вторым существом в библиотеке был Михаил.
К ангелу у Александра было отношение сложное и, скорее всего, это было правильно, потому что ангел сам был явлением сложным и не особо понятным. Хотя  они вроде вполне сносно пообщались как-то раз или два.
Но сейчас это было не важно, потому что Магнус сидел в кресле и смотрел на ангела, так словно что-то случилось и маг просто не в состоянии с этим справиться. А Михаил стоял напротив такой... благостный и, как обычно, почти улыбался. Эта тонкая грань между улыбкой и почти улыбкой у ангела имела массу оттенков. Не то чтобы Алек разбирался в оттенках. Но чувствовал, да. Сейчас ангел был чем-то очень доволен. А вот Магнус... вроде как нет?
Алек окинул мага еще одним внимательным взглядом, и много чего пронеслось у него в голове. В частности то, что Магнус все же немного демон. И что это, вроде как, может быть чревато.
В любом случае на выразительном лице Магнуса был написан ужас пополам с ошеломлением, и у Алека само собой вырвался вопрос, прозвучавший как-то слишком требовательно.
- Что тут происходит? - Ноги сами подвели его к креслу, где сидел маг, он развернулся к ангелу лицом, как бы заполняя собой сторону Магнуса, оказавшись напротив небесного воина.
- Ты что-то... сделал?

+2

14

Можно ли было описать в точности на человеческом языке, что должен был чувствовать сейчас Магнус Бейн? Кажется, нет. Михаил знал, что на земле есть много людей, в чьих сердцах горит поэтический дар облекать в слова самые удивительные переживания – со многими из них, уже завершившими свою земную жизнь, он был знаком лично и учился у них разговаривать с людьми на одном языке. И все же мир Небес настолько отличается от земного. С точки зрения человека, он скрыт, непонятен, лежит где-то за пределами чувств. С точки зрения ангела, он куда больше – словно вмещает в себя материальный мир, четче,  определеннее, а доступная глазу смертных вселенная – лишь маленький и запутанный клубочек в бескрайних пространствах этого небесного мира. И как можно адекватно передать, что ты там видел, если владеешь лишь языком туманов и теней?
А Магнус Бейн, сам того не зная, на какую-то долю секунды открыл дверь  в этот блистающий мир, и теперь должен был разобраться с ощущениями, которые, возможно, изменят его навсегда.
Мягко, очень мягко ангел отступил к пустому креслу.
- Не бойся.
Страх естественен и привычен для жителей Земли, вынужденных постоянно сталкиваться с самыми разными опасностями, от падающих с крыш сосулек до ужасающих монстров ада. И самый сильный – пусть не всегда обоснованный – страх перед новым и необычным.
- Я просто показал тебе… – ангел замялся, подбирая слова. – Часть того, что ты никогда не видел. Часть нашего мира. Показал, как сильно я – как сильно мы – любим тебя. И это только самая маленькая капелька…
Последние фразы он договаривал, глядя в глаза бесшумно выросшему возле кресла Александру. Михаил почувствовал его приближение, когда тот только открыл дверь в библиотеку, но нисколько не смутился, напротив. Если Магнус и Алекс любят друг друга – им логично делить жизнь, особенно самые значительные ее моменты, пополам.
- Я показал твоему другу силу и славу Небес, – обратился он прямо к нефилиму. – Это должно быть важно и для тебя, дитя света.
Он подумал о том, как странно будет, если маг - сын демона - окажется проводником по миру ангелов для того, в чьих жилах течет кровь Разиила. Странно, но и правильно в какой-то мере: более храбрый всегда поведет за собой менее храброго. Ведь Алек, проявлявший отвагу в обычном бою, в делах духовных робел и терялся куда сильнее мага. Иногда Михаилу казалось, что нефилим в душе пытается спрятаться от него. Ангел не хотел к нему приставать против воли, но вот теперешний неожиданный поворот казался ему многообещающим.

Отредактировано Michael (2016-06-08 13:57:37)

+2

15

Магнус беспомощно хватал ртом воздух, не в силах облечь в слова взрывающие его сознание мысли.
Он стал другим за эти секунды. Мир стал другим… Нет. Остался прежним, но всё, что Магнус когда-либо о нем знал, оказалось… глупостью, наивным и узким взглядом бестолкового эгоцентрика на толику действительности.
Всё было… иначе. Иначе так масштабно и многоуровнево, что даже ему, не самому слабому из магов, жадному до знаний, не хватило бы и сотен жизней, чтобы описать это и хотя бы на шаг приблизиться к пониманию.
Это было ужасающе. Ужасающе и прекрасно. Многомерно и сложно в своей простоте. Абсурдно и единственно правильно. Невероятно и реально. Необъятно и заложено в каждом.
Это была суть истинной магии…
Это была Любовь.

Какой глупостью и дерзостью было думать, что волшебство, сама его жизнь, - дар Лилит, и имеет в своей сути темное начало, отмечая всех своих детей как проклятых. Да, бесспорно, существовала страшная, черная магия, но что есть она, как не искореженная, вывернутая наизнанку, искалеченная Любовь, обращенная в ненависть?

Любовь была в основе всего, и это было тем, что Магнус всегда чувствовал инстинктивно, что составляло все его устремления и желания, так отчего же он разделял магию и любовь? Да, соотносил, да, подчинял, но мыслил ли как одно?

Я просто показал тебе, как сильно мы любим тебя, сказал ему ангел, и во взгляде Магнуса отразилось понимание.

Могло ли быть появление Александра здесь, в эти мгновения, случайностью? Могло ли вообще быть иначе, когда Магнуса коснулось это знание, когда Любовь стала ответом на все его вопросы?

Магнус поднялся на ноги – с легкостью, уверенно – и коснулся руки возлюбленного. Он сжал ее в своей, с теплотой и нежностью смотря на Алека.
Посмотри, говорил его взгляд. Посмотри, любовь моя, как это прекрасно.

И, ощущая силу свою, как никогда ранее, он поднял руки ладонями вверх, и синие искры, тронутые лиловыми красками заката, сорвались с них и окружили теплым и ровным сиянием всех троих присутствующих в библиотеке.

Это была новая – и старая, и единственная – его магия, и никогда прежде он не чувствовал ее так ярко, так свободно и так правильно.

+2


Вы здесь » Хроники Мяо » Хроники Мяо: готовится к изданию » Осень идёт за тобой [2019]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC